Сексуальные расстройства как следствие коронавирусной инфекции и карантина по поводу пандемии COVID-19



Резюме. В статье рассматриваются факторы, связанные с пандемией COVID-19, влияющие на интимную жизнь в постоянных парах. Исследования сексологов, психологов, психотерапевтов, репродуктологов, объединение разносторонних проявлений самооценки и взаимоотношений в интимной сфере демонстрируют довольно стройную картину явлений, связанных с психологическими, психическими и физиологическими запросами и возможностями как отдельных индивидуумов, так и макросоциальных образований. Отмечается зависимость проявлений сексуальности от напряженности инфекционной ситуации и карантинной политики. Предлагаются практические подходы для стабилизации и улучшения интимного поведения в супружеских парах при проживании в ограниченных условиях в присутствии других членов семьи, направленные на снижение риска депрессии и сексуальных расстройств в условиях самоограничения при пандемии COVID-19. В настоящее время, после зимы 2020-2021 гг., сопровождающейся прогрессивным снижением уровня заболеваемости и смертности, растет число людей с рациональным отношением к происходящему, которые активно адаптируются внутри семьи, а также в социуме.

Пандемия COVID-19 продолжается более года, и ее закономерности постепенно становятся все более понятными. Комплексное влияние на население Земли, на государственные структуры, на международные связи и другие индивидуальные и социальные показатели создают причудливое сочетание в каждом микро- и макросоциуме.

Значительные людские потери (по данным ВОЗ на 25 мая 2021 г. от осложнений COVID-19 погибли 3 472 068 человек [1]), страх за здоровье (собственное и родственников), растущая бедность, хронический стресс, изоляция отдельных личностей или микроколлективов семьи – эти и многие другие факторы рассматривают разные специалисты – от психологов до PR-менеджеров.

Исследования сексологов, психологов, психотерапевтов, репродуктологов, объединение разносторонних проявлений самооценки и взаимоотношений в интимной сфере демонстрируют довольно стройную картину явлений, связанных с психологическими, психическими и физиологическими запросами и возможностями как отдельных индивидуумов, так и макросоциальных образований.

Первой массовой реакцией на ограничения поведения, связанные с пандемией, оказался протест против обязательного ношения маски. Отдельные люди и организации болезненно восприняли отсутствие визуального контакта с окружающими. Невозможность увидеть эмоциональные проявления на лице провоцировало взаимное непонимание, сомнения в словах собеседника, интимного или рабочего партнера [2]. Такая же закономерность наблюдалась и в рамках микросоциума. Выросло число людей, как взрослых, так и в возрасте 17-25 лет, обращающихся за помощью к психологам с жалобами на эмоциональную скудость отношений в семье. Имеющие постоянного сексуального партнера отмечали эмоциональное оскудение контактов, снижение полового влечения, урежение оргазма у женщин, рост сношений, заканчивающихся ослаблением эрекции до эякуляции.

Исследователи [3] провели через социальные сети онлайн-опрос, касавшийся состояния эректильной функции или способности контролировать эякуляцию. Для этого использовали тесты Международного индекса эректильной функции-5 (МИЭФ-5) и Диагностический тест определения преждевременной эякуляции (PEDT).

Обработано 612 анкет. 52,6% опрошенных не состояли в браке. Около 8,4% и 8,5% мужчин сообщили об ухудшении эректильной функции, а 31,9% и 17,9% мужчин показали снижение баллов по МИЭФ-5 или повышение баллов по PEDT. Кроме того, после первой волны эпидемии все мужчины имели высокий уровень по анкете Генерализованного тревожного расстройства и высокий балл по Опроснику здоровья пациента. Более того, у мужчин с ухудшившейся эректильной функцией и сниженными баллами по МИЭФ-5 снизилась частота половой жизни. Мужчины с пониженной частотой половой жизни имели пониженный доход, повышенную тревогу и депрессию.

Вторым фактором, не предусмотренным никакими предварительными исследованиями подобных всемирных процессов, оказалась вынужденная изоляция в рамках ограниченного пространства, то есть, как правило, в семье или партнерской паре. Природа человека, подчиняющаяся известному закону любопытства «что такое», для нормальной работы психики требует постоянного притока свежей информации по любым каналам. В обычной ситуации этот приток осуществляется за счет как постоянных (семья, место работы), так и непредсказуемо вариабельных ситуаций (на улице, в транспорте, со случайными встречными и др.). В условиях ограничения потоков информации (депривации) – в данном случае сочетания наиболее значимых ее каналов – когнитивной, эмоциональной, сенсорной, двигательной, социальной, – человек постепенно теряет связь с реальностью, отмечает как невротизирующий сам факт этого состояния, а также переживания ограниченности собственных шансов справиться с ним [4].

В таких условиях довольно быстро развивалось состояние напряженности в отношениях как супругов, так и между родителями и совместно проживающими детьми.

Эти изменения выявлялись как в семьях/парах, имеющих недостаточно крепкие эмоциональные связи, так и в первоначально устойчивых семьях. При этом, по данным разных источников, различия в степени снижения семейного благополучия в этих двух группах были незначительные. Круглосуточное общение с узким кругом родных приводило к развитию конфликтных ситуаций более чем у половины участников уличного опроса [5].

Третий фактор, влияющий на взаимоотношения в супружеской паре, – страх заражения и смерти. Несмотря на наличие практически во всех странах ковид-диссидентов, бравирующих собственным пренебрежением к рискам инфицирования и неблагоприятного исхода заболевания, большинство населения находится под влиянием данных статистики, распространяемых в СМИ, а также широко муссируемых слухов, предположений, пророчеств разных личностей и даже отдельных организаций (в том числе и медицинских).

В таких условиях качество жизни – как семейной, так и интимной – напрямую зависит от общей атмосферы в паре/семье.

Любой хронический стресс в конце концов вынуждает человека к определенной адаптации к сложившейся ситуации. Приспособление к существованию в условиях данного стрессогенного фактора является поводом для изменения как психических условно-рефлекторных реакций, так и физического поведения. Известны три стратегии реакции на стресс: пассивная (П), кратковременная активная (КА), рациональное распределение ресурсов (РРР) в борьбе со стрессом. При этом способ реагирования данного человека диктуется в большей степени врожденными психологическими особенностями, чем рациональными стратегиями поведения.

Читайте також:  Одно слово предсказывает конец отношений - за три месяца до расставания

Как показали исследования [6], хронический сильный стресс весны 2020 г. привел в первую очередь к активизации группы КА – быстрое и активное реагирование на выраженные витальные угрозы проявилось в недоверии к фактам, активном сопротивлении новой картине мира, нежелании подчиняться непривычным влияниям со стороны здравоохранения и организационных структур государства.

Затем, в связи с хронизацией процесса (изоляция, нарастающее давление со стороны государства и СМИ, внутренние процессы в мини-группах семьи и др.), доля группы КА в популяции постепенно снижалась вследствие истощения энергетических стимулов. Летнее ослабление психологического давления ускорило этот процесс, и к осени 2020 г. представители КА-группы составили не более 5-7% населения.

В то же время повышалось представительство «кроликов» и «быков»: одна часть населения без особой переработки принимает очередные запреты и разрешения, другая пытается приспособиться к складывающейся ситуации на каждой волне изменений, связанных с пандемией.

В настоящее время, после зимы 2020-2021 гг., сопровождающейся прогрессивным снижением уровня заболеваемости и смертности, растет число людей с рациональным отношением к происходящему (РРР), которые активно адаптируются внутри семьи (отмена изоляции, дачные работы, расширение области свободного перемещения и др.), а также и в социуме (необходимость получения работы даже в неблагоприятных условиях, смена работы, не пользующейся спросом, изменения в соотношениях социальных и национальных групп и т. д.).

К весне 2021 г. социальная адаптация больших масс стабилизировалась: около 55% населения относится к безразлично-пассивным, принимающим ситуацию как данность и не стремящимся на что-то влиять; не менее 40% составляет группа РРР – стремящихся к выживанию гораздо более активно, но не рассчитывающих на изменения в причинах ситуации; около 5% популяции относятся к КА, количество которых остается неизменным, поскольку на смену выработавшим свой ресурс приходят новые персонажи. Приток таких активных личностей в любой социальной группе связан с психопатическими и истероидными личностями, для которых дискомфортной может стать любая ситуация, но реакция их сопротивления недолгая.

Адаптация в любой среде требует изменений в первую очередь оценки происходящего, изыскания позитивных моментов в происходящих негативных процессах, выработки ритуалов сброса напряжения, а также сопротивления наиболее дискомфортным моментам стрессовой ситуации. Таким образом, речь идет об изменениях личности, которые в первую очередь замечают окружающие, но зачастую не сам человек. Он может расценивать себя как неизменную личность, хотя и способен видеть реальные отличия своих реакций до возникновения стресса и в настоящее время.

В супружеской паре, в семье адаптация, как правило, усложняется вследствие одновременности и разнонаправленности процессов у каждого члена микросоциума.

Для сглаживания проблем одновременной адаптации используют достаточно известные методы: общие дела и увлечения, совместные настольные игры, поделки, хобби, изучение иностранных языков и другие групповые занятия. В связи с ограничениями карантина обязательны физические упражнения любого уровня, ограниченно-подвижные игры, даже спортивные тренировки.

При наличии детей отношения с ними должны перестраиваться в соответствии с их возрастом и режимом ограничений. Желательны разговоры на возрастные темы, поддержка в их адаптационных режимах, общие игры (в основном настольные или электронные), поддержка виртуального общения с друзьями и родственниками. Кроме того, в любом возрасте приветствуется вовлечение ребенка во взрослые заботы: обсуждение работы родителей, перспектив пандемии, распределение нового бюджета и др.

Кроме того, осуществление интимных отношений может быть затруднено вследствие постоянного присутствия родственников в пределах места проживания. Адаптация в этом случае должна быть наиболее корректной, не несущей негативный подтекст. В то же время возрастные особенности, например, родителей, должны учитываться, даже если это требует определенных усилий.

Хронический стресс, постоянно подпитываемый и поддерживаемый на уровне макросоциума, снижает уровень полового влечения, как правило, в рамках невротической и депрессивной симптоматики [7].

Около 30% людей, состоящих в браке и имевших достаточно близкие отношения до пандемии, отмечают состояние усталости, потери аппетита и сна, интереса к жизни. При этом осознание снижения интереса к сексу само по себе нередко становится источником депрессии. В связи с широким распространением аффективных расстройств ВОЗ опубликовала послание по поводу психического здоровья при пандемии [8]. Рекомендации ВОЗ сводятся к следующим:

  • Поддерживать социальные связи на расстоянии: по телефону, через интернет, при помощи видеоконференций.
  • Стараться поддерживать обычную рутину (совместные бытовые привычки), насколько это возможно, или создать новую рутину и придерживаться ее.
  • В стрессовые периоды придавать значение своим нуждам и чувствам, уделять им внимание, не игнорировать их.
  • Как можно больше радовать себя, делать то, что нравится (это должны быть не вредные занятия).
  • Регулярно упражняться физически, поддерживать правильный ритм сна, следить за питанием.
  • Не нужно постоянно читать новости о COVID-19. Лучше делать это периодически, обращаясь только к авторитетным ресурсам.

Кроме того, для оживления эмоциональных связей в паре рекомендуются и другие простые действия.

  • Разбавляйте серый поток жизни в карантине небольшими более яркими событиями: купите букет цветов, устройте интимный ужин, отмечайте все семейные и несемейные праздники, заведите котенка или щенка.
  • Давайте себе высокую физическую нагрузку: ежедневные физические упражнения по утрам, а лучше и в течение дня позволяют создать усталость своему телу, сбросить адреналиновую нагрузку, получать удовольствие от постепенных изменений фигуры и веса.
  • Обдумайте, проработайте и примите с удовольствием понимание, что именно в данный момент вы можете осуществить какой-то свой давний проект или постоянно откладываемое действие. Это может быть любой процесс, исполнение которого вы откладывали из-за нехватки времени, необходимости все время кого-то или что-то догонять и т. д. Причем это может быть осуществление даже детской фантазии. Такая линия поведения будет проявлением свободы воли как противопоставления себя чуждому влиянию. Осознание реализации своей воли, игры по своим правилам поднимает самооценку и снижает риск развития депрессии.
  • Те, кто увлечен восточными учениями, могут медитировать, выполнять асаны и мудры (упражнения йоги для пальцев рук). Исследование непривычных принципов жизни, взаимоотношений, самопознание отвлекают от депрессивных тенденций.
  • Продолжайте общаться с другими людьми: с родственниками и друзьями по телефону и онлайн с видеоизображением, участвуйте в работе интересных групп в интернете и т. д. В наше время разнообразные социальные контакты становятся доступны даже при физической изоляции.
Читайте також:  Роспотребнадзор предсказал сроки окончания пандемии

Вынужденный постоянный контакт с супругом/партнером, отсутствие информационного окружения влияют на интимную жизнь постоянной пары. В начале пандемии многими исследованиями было отмечено некоторое обострение сексуального общения – несмотря на определенное увеличение неудачных половых актов. К лету 2020 г. частота сношений почти вернулась к обычным показателям, но неудовлетворенность сексом осталась на высоком уровне. Зимой 2020-2021 гг., на фоне новой волны пандемии, отмечено более умеренное повышение числа лиц, страдающих невротическими и депрессивными расстройствами, а также ухудшение межличностных и сексуальных отношений.

Эффективная адаптация включает в себя изменение осознания ценности секса и ценности отношений [9]. Излишки свободного времени, отсутствие других вариантов отвлечения и развлечения во время домашнего режима для многих, особенно молодых, пар создают предпосылки для более интимного общения. Адаптация к новым условиям сексуального поведения может протекать в разных вариантах. Например, расширение диапазона приемлемости без обязательного проведения коитуса позволяет нивелировать тревожность, участить сексуальное общение в виде петтинга в интересах любого из партнеров. Изучение техники секса по любым источникам (в том числе и порнографической видеопродукции) обостряет эмоциональную вовлеченность супругов. Изменение посткоитального поведения дает возможность сближения на основе романтических взаимоотношений.

В этом плане возможность сексуальных проявлений, не ограниченных временными рамками, можно в определенной мере сравнить с самостоятельной супружеской секс-терапией (1-й и 2-й этапы чувственного фокусирования) [10].

Исследование, проведенное B. Yuksel и F. Ozgor, дало следующие результаты [11]:

  • Сексуальное желание и частота половых контактов значительно увеличились во время пандемии COVID-19.
  • Качество сексуальной жизни значительно снизилось.
  • Пандемия привела к уменьшению желания забеременеть у женщин, более редкому использованию контрацепции, более частому выявлению нарушений менструального цикла. Снизились также показатели индекса женской сексуальной функции (FSFI): в 2018 г. этот показатель составлял 20,52, а в 2020 г. – 17,56.

Исследования, проведенные в отношении интимного поведения, привели к выработке рекомендаций, направленных на предотвращение заражения COVID-19 в партнерских отношениях. Так, в рекомендациях ВОЗ [12] обращается внимание на то, что не отмечено случаев половой передачи вируса, поэтому при соблюдении обычного масочного режима, а также при достаточном расстоянии между лицами партнеров риск заражения остается на обычном уровне. Это означает, что классическая поза наиболее опасна в плане воздушно-капельной передачи инфекции. Использование презервативов рекомендуется в связи с риском обострения заболеваний, передающихся половым путем, на фоне снижения иммунитета в доклинической стадии COVID-19. Не рекомендована половая жизнь в острой стадии вирусного поражения, даже если заболевание протекает в легкой форме. Не рекомендуется секс со случайным партнером, хотя нет данных относительно риска заражения по отношению к постоянному партнеру.

Показателем сексуальной активности явились статистические данные по России в отношении репродуктивного поведения [13]. В январе 2021 г. отмечено снижение рождаемости на 9% по сравнению с январем 2020 г.: 106,6 тысячи и 118,4 тысячи. Наибольшее снижение показателя отмечено в Петербурге – на 20% и Московской области – на 17%. Наибольший прирост рождаемости в Туве – на 18%, Дагестане – на 19,5%, Москве – на 14,5%.

По данным отделения сексологии и терапии сексуальных дисфункций Московского НИИ психиатрии обращаемость пациентов обоих полов в сентябре-декабре 2021 г. практически не отличалась от обращаемости осенью 2020 г.

По мере хронизации пандемической ситуации происходит постепенное привыкание к уровню стресса, а снятие основных ограничений домашнего режима привело к стабилизации межличностых и интимных отношений. СМИ демонстрируют примерно одинаковый уровень заболевших ежедневно, панические прогнозы сменились более спокойными оценками, нарушения трудовых и бизнес-процессов постепенно становятся привычным фактором жизни. Ярким показателем стабилизации на уровне микросоциума стал выраженный интерес к отдыху в Турции, закрытие границ с которой затронуло более полумиллиона человек [14].

В этой ситуации следует ожидать весной-летом 2021 г. стабилизацию интимных, сексуальных, репродуктивных процессов на допандемическом уровне или несколько ниже.

Читайте також:  Диета пациентов с ГЭРБ. Какой она должна быть?

Различные рекомендации по снижению риска во время интимных занятий сводятся, в принципе, к памятке, изданной весной 2020 г. Нью-Йоркским Департаментом здоровья (NYC Health). Она носит непрофессиональный характер, но имеет практический смысл.

  1. Рекомендуется мастурбация в различных модификациях для исключения личных контактов с другими людьми, а также виртуальные сексуальные контакты.
  2. Исключение или резкое ограничение сексуальных контактов с любыми людьми, не проживающими на одной территории.
  3. Соблюдение, по мере возможности, социальной дистанции, то есть определенных поз при коитусе, использование маски, исключение поцелуев.

Исследования, проведенные в отделении сексологии и терапии сексуальных дисфункций Московского НИИ психиатрии, позволили предложить следующие действия, направленные на снижение риска депрессии и сексуальных расстройств в условиях самоограничения при пандемии COVID-19.

  1. Построение семейного общения таким образом, чтобы каждый из супругов и/или членов семьи имел возможность уединения на время, необходимое для восстановления стабильности в плане общения с окружающими.
  2. Установление режима взаимных уступок для каждого члена семьи, толерантности в оценке поведения и настроения в течение всего периода общения.
  3. Использование для общения настольных игр и других общих процессов игрового общения для разрядки напряжения.
  4. При возможности прогулки и игры на свежем воздухе – как для поддержания физической формы, так и для охраны личного пространства от постоянного присутствия других людей.
  5. В супружестве – перенос интимных акцентов на эротическое поведение, постоянные прикосновения и несексуальные объятия, которые переходят в сексуальный контакт только при обоюдном согласии, высказанном прямо и не допускающем двоякого толкования.

Приближение третьей волны пандемии уже не вызывает того ажиотажного волнения, как это было в начале карантина. Перенос внимания СМИ с самого заболевания на непосредственные и отдаленные последствия перенесенного COVID-19 не связывается с интимной жизнью, поэтому можно ожидать постепенной нормализации всех ее показателей как в микро-, так и в макросоциуме.

КОНФЛИКТ ИНТЕРЕСОВ. Авторы статьи подтвердили отсутствие конфликта интересов, о котором необходимо сообщить.

CONFLICT OF INTERESTS. Not declared.

Литература/References

  1. Официальный сайт Всемирной Организации Здравоохранения. https://covid19.who.int/ [Ofitsial’nyy sayt Vsemirnoy Organizatsii Zdravookhraneniya. [Official site of the World Health Organization.] https://covid19.who.int/]
  2. Pascoal P. M., Carvalho J., Raposo C. F., Almeida J., Beato A. F. The Impact of COVID-19 on Sexual Health: A Preliminary Framework Based on a Qualitative Study With Clinical Sexologists // Original research psychology.| 2021; (9 (Iss. 1): 10029.
  3. An online questionnaire survey on the sexual life and sexual function of Chinese adult males during the COVID-19 epidemic // Sex. Med. 2020; 1 (9): 100293. DOI: 10.1016/j.esxm.2020.100293.
  4. Jacob L., Smith L., Butler L., et al. COVID-19 social distancing and sexual activity in a sample of the British public // J Sex Med. 2020; 17: 1229-1236.
  5. Cocci A., Giunti D., Tonioni C. et al. Love at the time of the Covid-19 pandemic: preliminary results of an online survey conducted during the quarantine in Italy // Int J Impot Res. 2020; 32: 556-557.
  6. Brooks S. K., Webster R. K., Smith L. E., et al. The psychological impact of quarantine and how to reduce it: rapid review of the evidence // The Lancet. 2020; 395: 912-920.
  7. De Oliveira L., Carvalho J. The Link between Boredom and Hypersexuality: a systematic review // J Sex Med. 2020; 17: 994-1004.
  8. Официальный сайт Всемирной Организации Здравоохранения. Mental health and psychosocial considerations during the COVID-19 outbreak. https://www.who.int/docs/default-source/coronaviruse/mental-health-considerations.pdf. [Ofitsial’nyy sayt Vsemirnoy Organizatsii Zdravookhraneniya [Official site of the World Health Organization.]]
  9. Hargreaves J., Davey C., Auerbach J. et al. Three lessons for the COVID-19 response from pandemic HIV // Lancet HIV. 2020; 7: 309-311.
  10. Кибрик Н. Д., Прокопенко Ю. П. Супружеская секс-терапия. М.: Книгоиздательство АБВ, 2015. 224 с. [Kibrik N. D., Prokopenko Yu. P. Supruzheskaya seks-terapiya. [Marital sex therapy] M.: Knigoizdatel’stvo ABV, 2015. P. 224.]
  11. Yuksel B., Ozgor F Effect of the COVID-19 pandemic on female sexual behavior // Int J Gynecol Obstet. 2020; 150: 98-102.
  12. Cyranowski J. M., Bromberger J., Youk A., et al. Lifetime depression history and sexual function in women at midlife // Arch Sex Behav. 2004; 33: 539-548.
  13. Кулькова И. А. Влияние пандемии коронавируса на демографические процессы в России // Human Progress 2020; т. 6, вып. 1. DOI: 10.34709/IM.161.5. [Kul’kova I. A. Vliyaniye pandemii koronavirusa na demograficheskiye protsessy v Rossii [The impact of the coronavirus pandemic on demographic processes in Russia] Human Progress 2020; t. 6, vyp. 1. DOI: 10.34709/IM.161.5.]
  14. Safer Sex and COVID-19. https://www1.nyc.gov/assets/doh/downloads/pdf/imm/covid-sex-guidance.pdf.

Н. Д. Кибрик1, доктор медицинских наук, профессор
Ю. П. Прокопенко, кандидат медицинских наук

Московский НИИ психиатрии – филиал ФГБУ НМИЦПН им. В. П. Сербского Минздрава России, Москва, Россия

1Контактная информация: doc-kibrik@mail.ru

Сексуальные расстройства как следствие коронаровирусной инфекции и карантина по поводу пандемии COVID-19/ Н. Д. Кибрик, Ю. П. Прокопенко
Для цитирования: Кибрик Н. Д., Прокопенко Ю. П. Сексуальные расстройства как следствие коронавирусной инфекции и карантина по поводу пандемии COVID-19 // Лечащий Врач. 2021; 8 (24): 53-56. DOI: 10.51793/OS.2021.24.8.009
Теги: коронавирусная инфекция, карантин, депрессия, сексуальные расстройства

Купить номер с этой статьей в pdf

Подписывайтесь на нашу email рассылку и оставайтесь в курсе самых важных медицинских событий

По теме: ( из рубрики Статьи )

Оставить отзыв

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*
*

14 − 13 =

Top